Уважаемые неравнодушные родители и просто сочувствующие столь серьезной проблеме, как детское социальное питание! Мы сообщаем вам, что пользователи ресурсов "http://forum.materinstvo.ru" и "http://www.edagou.ru" были и остаются просто родителями (законными представителями), защищающими конституционные права своих детей, в частности право детей на полноценное здоровое питание. Мы очень благодарны сотрудничеству и помощи Общественной палаты РФ, Общероссийскому движению "Российским детям – доступное дошкольное образование!" и представителям других общественных организаций, но сами мы не представляем никакую общественную организацию или движение, и не планируем их создавать.

В детсадах хотят запретить готовить еду

В прямом эфире радио КП председатель организации «Родительский контроль» Наталья Румянцева, юрист Валерия Тернопольская и редактор отдела образования «Комсомолки» Александр Милкус обсуждают, чем сейчас кормят в детских садах и как будут кормить в будущем.

Милкус:

– Мы будем говорить о питании детей в детских садах. Наверное, затронем и школу – эта тема очень горячая, уже год происходят реформы, по крайней мере реформы в системе московского образования. У нас в гостях Наталья Румянцева – председатель недавно созданной организации «Родительский контроль» и мама, и Валерия Тернопольская – юрист и тоже мама. Я папа двух детей, поэтому могу говорить с вами на понятном языке. Скажите, что на ваш взгляд происходит? Почему вы так встревожились, что обратились в «Комсомольскую правду»?

Тернопольская:

– Нас очень обеспокоила инициатива совета заведующих детских садов города Москвы, которые предлагают перевести все сады на комплексную услугу по организации питания. То есть поставщик, который сейчас поставляет питание – предлагается, что он будет и разработчиком меню, и поставлять продукты, и организует работу штата, который будет готовить на кухне садика. Возьмет в аренду пищеблок, будет о нем заботиться. То есть содержать все оборудование.

Милкус:

– Сейчас просто закупаются продукты, привозятся в детский сад, и в детском саду повара готовят еду.

Тернопольская:

– Да. А предлагается все это перевести на поставщика.

Милкус:

– То есть то, что происходило в прошлом году в школах, так называемое бортовое питание, когда привозили готовую еду в упаковках. И эти пищеблоки в школах, школьные буфеты, школьные столовые стали под влиянием, под контролем разных поставщиков. Почему вы считаете, что это инициатива заведующих? Они говорят: мы не хотим заниматься питанием?

Тернопольская:

– Мы предполагаем, что это не совсем инициатива заведующих.

Милкус:

– То есть чиновники надавили, потому что им так удобно.

Тернопольская:

– Да, могу привести доказательства этого, каким образом заведующие общаются с родителями. Они сами не в курсе много, как это будет происходить на практике. Они объяснить не могут, но им дано указание сверху скорее всего. Поэтому они сейчас собирают подписи с родителей. Но на логичные вопросы, которые задают родители: как и почему это будет происходить? – ответ всегда равен нулю. Они говорят: все будет как и было, просто повара будут в штате поставщика. Когда их спрашиваем: вы видели контракты, документы, на основании чего все это будет происходить? – Нет, это все в разработке, но все будет хорошо.

Милкус:

– Наталья, прочему вы считаете, что это плохо? Будут привозить централизованно продукты, будут кормить детей в соответствии с меню, разработанным физиологами, специалистами. Надеюсь, что гарантированно качественное меню, оно не будет отличаться в разных детских садах, все дети будут кормиться одинаково, можно будет контролировать централизованно, где его будут готовить. А сейчас ситуация другая – повар готовит, и как получилось – так и получилось. Что украл – то украл. Не будем подозревать всех, но и это бывает на пищеблоках. Мы пока говорим о новой системе априори, мы не знаем ни документов, ничего. Вы пришли, озабоченные тем, что проходят совещания с родителями в детских садах. Почему вы считаете, что это плохо?

Румянцева:

– У меня встречный вопрос. Вы своего ребенка будете кормить тем, чем кормите дома, или что вам привезут откуда-то?

Милкус:

– Это неправильная позиция. Потому что разные мамы бывают. Некоторые успевают готовить, а некоторые кормят детей бутербродами.

Румянцева:

– Но мы ориентируемся на нормальных мам. Да, мы ориентируемся на нормальных мам – но мы ориентируемся на нормальных поваров – что на самом деле далеко не всегда так в детских садах. Были проверки общества защиты прав потребителей образовательных услуг. То, что они видели на кухнях детских садов и школ – недавно был репортаж, показывали, как там хранятся еда, мясные и молочные продукты, как это все просроченное, не в холодильниках, лежит на складе.

Как правило такие вещи показывают выборочно: нашли плохой садик, и для того чтобы опорочить систему, показывают, что там происходит. А в основном те повара, которые давно работают в детском саду – в нем 200-300 человек. Основные проблемы известны и заведующей, и повару, и медсестре. Какие-то аллергические реакции могут быть у детей на что-то, какие-то заболевания. Поставщик, который поставляет комплексно эти завтраки и обеды, просто не знает о них.

Тернопольская:

– Отвечу на ваш вопрос: чем лучше, тем хуже. Могу привести аргументы. Чем меньше цепочка между потребителем услуги и тем, кто непосредственно эту услугу предоставляет – тем лучше. Вы сразу можете выйти на исполнителя и предъявить претензию. В данном случае цепочка увеличивается.

Милкус:

– Вы знаете конкретную компанию, которая поставляет вам питание? Если это будет введено и вы будете водить ребенка – вы же будете знать, кто.

Тернопольская:

– На примере школ, что сейчас происходит. У меня договор со школой, что мой ребенок питается в школе. Школа не нанимает поставщика. Школа вынуждена работать с тем поставщиком, который выиграл конкурс, заявленный департаментом образования. И школа сама не может отказаться от поставщика, воздействовать на его поваров.

Милкус:

– Насколько я знаю, и мы давали разъяснение, что директор школы при поддержке родительского общественного совета может отказаться от этого. Пишут заявление в департамент. И были такие случаи, когда система бортового питания вводилась в сентябре прошлого года в столичных школах, были директора, которые покорно согласились. Это было достаточно долго, месяца два, пока система устаканилась. Были директора, которые вместе с родительской общественностью поднялись на дыбы, написали заявление.

Тернопольская:

– Сколько их на всю Москву? По пальцам можно пересчитать.

Милкус:

– Правильно. То же самое с детскими садами. Вы сами говорите: заведующие детских садов, которые сами должны были быть на стороне детей, родителей, которые должны поддерживать вас – они ничего не говорят. И на эфир они вряд ли согласятся придти. Они дорожат своим местом, и будут соглашаться.

Тернопольская:

– В этом и корень зла. Человек, который боится потерять свое место, будет соглашаться на все. Поэтому мы не можем этого допустить. Мы не можем положиться на заведующих, которые, может быть, откажутся от поставщика. А может быть, не откажутся. Нам как потребителям эта схема неинтересна, она нам не нужна, невыгодна.

Звонок, Николай:

– Вы сказали, что в детском садике 200-300 ребятишек. А представьте, сколько в Москве. В детском саду в один день какой нужен штат поваров, который будет их обслуживать – чтобы приготовить завтрак, обед и ужин. И сколько нужно времени, чтобы доставить по Москве по детским садам в одно время такой объем пищи. И сколько должно храниться готовое блюдо от момента приготовления до потребления в пищу.

Милкус:

– Если продукты готовятся на комбинате питания, как их по пробкам довезти свежими, где их хранить до завтрака, обеда и ужина? То есть нужны новые вложения, экономия получается не очень. Нужны дополнительные холодильники, дополнительное место хранения, нужна транспортная система, более разветвленная, логистика. Если посчитать, расходы будут больше.

Тернопольская:

– Еще приплюсуем разработку меню. Потому что сам поставщик вряд ли обладает такими возможностями, вряд ли у него в штате находятся специалисты, которые разбираются в тонкостях, связанных с пищевой промышленностью и с вопросами законодательства в пищевой промышленности. Поэтому он вынужден будет обращаться в стороннюю организацию, чтобы разработать это меню. Он вынужден будет увеличивать штат. Раз он будет брать себе поваров – лишняя единица у него появляется. И он должен изыскать зарплату на этих людей. Плюс пищеблок.

Звонок, Елена:

– Я рада, потому что знаю не понаслышке, что повара воруют вместе с заведующей в очень больших количествах продукты питания.

Милкус:

– Вы ловили за руку повара детского сада, который выносит сумки?

Елена:

– Да.

Тернопольская:

– Вопрос: повар своровал два кусочка масла. От этого каша стала хуже? Или мы сравним с привозной кашей, которая была сварена неизвестно где и неизвестно из каких продуктов.

Милкус:

– Мы знаем где, не будем передергивать.

Елена:

– Заведующая, медицинская сестра.

Милкус:

– Я думаю, приводят в порядок, потому что есть опасность, что не все продукты доходят до детей.

Звонок, Игорь:

– От предлагаемой системы привоза надо отказываться. Приготовить такой объем пищи на большое количество детей – это невозможно. Экология – куда девать коробочки, которые привозят?

Милкус:

– Расскажите, как с вами связаться.

Румянцева:

– С нами связаться достаточно просто. Разработали сайт: rkontrol.ru. Об истории этой организации. У меня муж был журналистом, занимался телевизионными расследованиями. Одна из тем, которая его волновала – тема школьного и дошкольного питания. Потому что несколько лет назад приходили жалобы, что отравились, что-то не то. Он эту тему не смог осуществить. И совсем недавно, когда появилась возможность сделать общественную организацию, куда может обратиться любой человек – мы это доброе дело и сделали: родительский контроль.

Звонок, Евгений:

– Сейчас берут подписи с родителей, которые ходят в садик. И выпадают родители детей, которые ходили в садик и пойдут в садик.

Милкус:

– А вы соглашаетесь, подписываетесь?

Евгений:

– Как решается вопрос, когда садик на карантине?

Милкус:

– Объединяйтесь с организацией «Родительский контроль». Чем больше родителей, бабушек и дедушек будет участвовать – тем проще будет навести порядок.

Звонок, Сергей:

– Говорили по поводу воровства. Но воровство может быть и при доставке продуктов. А самое главное – ответственность. Если будет производиться доставка – при отравлении ребенка доставщики будут валить на то, что не при доставке, а при употреблении в пищу.

Румянцева:

– Чем больше цепочка – тем меньше виноватых. Так всегда.

Милкус:

– Что вы собираетесь сейчас делать? Вы обладаете инсайдерской информацией – официальных документов нет.

Тернопольская:

– Мы хотим, чтобы эти документы вообще не появились официально.

Милкус:

– Или познакомиться с проектами – может быть, на той стороне тоже вменяемые люди, может у них есть свои аргументы.

Тернопольская:

– Большинство аргументов мы знаем. Но на данном этапе наша цель – вообще не допустить создания этой системы, которую мы считаем неправильной. Поэтому мы будем обращаться к мэру, в департамент, будем проводить митинги, пикеты, свяжемся с общественной палатой. Все ресурсы, которые у нас есть, мы задействуем.

Милкус:

– Давайте сначала определимся. Мы не знаем конкретно, какие реформы грядут, не знаем, с какого числа они предполагаются. А вы уже готовы выходить.

Тернопольская:

– У нас очень маленький срок – с января месяца должны заключиться новые контракты. На комплексную услугу должны будут перевестись с декабря месяца. То есть у нас всего два месяца. Если мы не проведем превентивный удар – потом будет поздно. Расторгнуть контракт практически невозможно благодаря новому закону ФЗ-94.

Звонок, Юрий:

– Я считаю, что и в том и в другом случае система может дать сбой. Когда все объединяют в одну схему – это так же плохо, как и торговые сети – они все завоевывают.

Милкус:

– Ситуация с питанием в школах и детских садах для «Комсомольской правды» – одна из самых важных тем. Я предлагаю в ближайшее время пригласить сотрудников департамента образования Москвы, потребительского рынка, кто еще отвечает за это. Может, кто-то из родителей, кто нас слышит в эфире сегодня. Думаю, вы сможете найти контакты с Натальей Румянцевой и Валерией Тернопольской на сайте родительского контроля.

Румянцева:

– У нас в четверг будет пикет перед Департаментом образования.

Милкус:

– Вы не знаете, что будет происходить – но уже организовываете пикет. Может, вы завтра встретитесь с представителями Департамента?

Румянцева:

– Превентивная мера.

Милкус:

– Запугать?

Румянцева:

– Никого не запугиваем, просто хотим узнать мнение общественности на то, что предполагается.

Милкус:

– «Комсомольская правда» – газета, сайт, радио и телевидение готовы стать площадкой, но для конструктивного разговора – для того, чтобы понимать, что происходит, что надо изменить, что надо оставить в покое. Если мы сможем еще услышать заведующих детских садов, заведующих столовыми, поваров, медсестер – их тоже выводят за штат детских садов. Чтобы можно было понять, что происходит и рассказать родителям. Не допустить, если будут изменения в худшую сторону.

К сожалению, ситуацию с питанием в школах мы упустили. Ее приводили в порядок в первое полугодие прошлого учебного года – некоторые школы не питались, и питались с трудом.

На следующей неделе в «Комсомольской правде» состоится круглый стол на тему питания в детских садах. Ваши вопросы и предложении оставляйте в комментариях к этой стенограмме.

http://www.kp.ru/radio/stenography/44648/